Информационный портал по инновационным технологиям и открытиям в фармацевтической и медицинской отрасли

Спасительные тени

В 1946 году на XXV съезде хирургов в Москве один уважаемый учёный позволил себе дать пренебрежительную оценку рентгенологическим исследованиям, с усмешкой назвав рентгенограммы «тенями, вводящими в заблуждение», на что получил ответ от возмущённых коллег: «Вам надлежало бы знать, сколько жизней спасли эти «тени» во время войны». Находящийся в Обнинске Медицинский радиологический научный центр РАМН им. А.Ф. Цыба (МРНЦ РАМН) – одно из крупнейших мультидисциплинарных научно-исследовательских учреждений в России, находящееся в авангарде инновационных разработок. Об истории Института, личностях, внёсших вклад в его развитие, «спасительных тенях» мы расскажем в первом номере.

МРНЦ РАМН (ранее – Институт медицинской радиологии АМН СССР) в разное время возглавляли:

  • 1958—1973 — Георгий Артемьевич Зедгенидзе
  • 1973—1978 — Евгений Александрович Жербин
  • 1978—2013 — Анатолий Фёдорович Цыб (1934—2013)
  • 2014 — Андрей Дмитриевич Каприн
  • 2014 - 2018 — Всеволод Николаевич Галкин
  • С 2018 - Сергей Анатольевич Иванов

Мировые достижения в медицинской радиологии сегодня позволяют благоприятно влить на развитие всей медицины, но в особенности – на онкологию. К сожалению, опыт показывает, что большинство онкологических больных поступают в ЛПУ с запущенными формами заболевания. Инновационные радиологические лечебные технологии позволяют помогать таким пациентам, вполне успешно конкурируя со стандартными методиками лечения.

Созданный в 1962 году как Институт медицинской радиологии, ныне МРНЦ РАМН, ведёт лечение радиоактивным йодом, применяется точно воздействующая, хорошо переносимая и высокоэффективная брахитерапия, нейтронное излучение атомных реакторов и ускорителей, сочетанная интраоперационная дистанционная лучевая терапия, гипоксирадиотерапия, гамма-нейтронная, термолучевая, протонная, лазерная, конформная лучевая терапия, магнитная и фотодинамическая терапия и т.д. Центр располагает богатой научной базой, клиниками, патентным фондом, обширной библиотекой, развитыми инженерно-техническими и вспомогательными службами. Но самое ценное в МРНЦ - это, конечно, специалисты. Мы познакомим читателя с двумя ключевыми фигурами Института.

Как ни странно, Обнинск изначально не был даже в списке городов-претендентов на строительство института. Решающим стал довод Георгия Артемьевича Зедгенидзе (академик медицины, первый руководитель Института). Дело в том, что в августе 1957 года Зедгенидзе был вызван в Москву с предложением занять пост директора Института медицинской радиологии, строительство которого намечалось в Томске, Иваново или Владимире. Институт планировали создавать «под директора», не подыскивая кандидатуру после окончания строительства, а заранее подготовить человека – и «укомплектовывать» центр, исходя из этого. «Строить современный радиологический институт с явным клиническим уклоном в Иваново, центре хлопчатобумажной промышленности, нет здравого смысла, - убеждал руководство Зедгенидзе, - его надо строить в Обнинске Калужской области, где 3 года назад вступила в строй первая в мире атомная электростанция, где уже действуют несколько крупных научных институтов с радиологическим профилем».

Так, в январе 1959 года министр здравоохранения СССР дал разрешение на проектирование в составе ИМР радиологической клиники на 400 коек. В условиях отсутствия ряда лабораторий, конференц-зала, других важных подразделений в институтах области важной задачей было разработать новые методы диагностики и лечения с помощью искусственных и естественных источников радиации, изучение методов лечения радиационных повреждений, в том числе и лучевой болезни. Полностью одобрил и поддержал идею, пообещав всяческую помощь в осуществлении планов и согласовании их с правительственными органами, И.В. Курчатов.

И.В. Курчатов и Г.А. Зедгенидзе вместе разрабатывали принципы организации нового института: «Нужны не просто отдельные лаборатории и отдельные клинические подразделения. Нужна система. Необходимо строительство с перспективой, с расчётом на десятилетия».

Осмотр площадок показал, что выбор участка под строительство выбран весьма удачно, но Зедгенидзе взволновало то, что понадобилось вырубить столетние дубы и сосны, а уничтожить вековой парк, исторический памятник Обнинска, не поднималась рука. Люди «сверху» пожали плечами, удивившись тому, что учёный такой ценитель русской природы, но просьбу сместить строительство к северной черте города выполнили. Поучаствовал Зедгенидзе и в другом благом деле: спас уничтожавшиеся списанные вещи – в основном мебель, вполне пригодную ещё для использования, – и добился передачи списанных вещей городу. С большим трудом ему удалось получить средства на приобретение линейного ускорителя излучений высоких энергий.

В своей автобиографии Зедгенидзе вспоминает: «Пришёл как-то утром в наш строящийся Институт медицинской радиологи в Обнинске. Предстояло проведение научной конференции, и я решил проверить, готово ли помещение. Конференц-зал на 500 мест блистал новизной, паркетным полом, новыми финскими креслами, установкой для синхронного перевода на иностранные языки, демонстрационной аппаратурой и шторами, закрывающие огромные окна одним нажатием кнопок. Я был ошеломлён увиденным: 2 женщины, засучив рукава, обильно поливали из ведра паркетный пол водой и размазывали тряпками грязь по сторонам… Стал спокойно объяснять, что такой метод уборки означает окончательную и бесповоротную гибель паркета, который вспучится и деформируется, что наносится вред от обильной влаги и всем техническим установкам, которые приобретались за валюту. Мои доводы не произвели никакого видимого впечатления, а в ответ одна из уборщиц сказала: «Так делают все, даже в Москве!» Конечно, я прекратил это безобразие и вызвал моего заместителя по хозяйственной части, которого попросил принести мне мешковину, немного керосина и воска, чтобы наглядно показать, как надо натирать паркет. Не прошло и часа, как сухая часть зала, очищенная мешковиной, смоченной в керосине, от пыли и грязи, натёртая воском в определённом направлении, заблистала во всей красе. Собравшиеся к этому времени сотрудники института были приятно удивлены, что я владею и этим искусством, а женщина, убиравшая зал, без тени смущения сказала: «Товарищ директор! Вам следовало бы самому убирать этот зал. У вас это получается отлично. Подумаешь, это ведь один раз в месяц!» (Здесь и далее – цитаты из автобиографических очерков Г. А. Зедгенидзе «Тернистый путь в науку» - прим. А.П.).

Руководству пришлось столкнуться с вороватостью и недобросовестностью некоторых строителей. Сдаваемые здания сразу же занимались отделениями и лабораториями, и вдруг стали исчезать раковины, унитазы, смесители, etc. «Нетрудно было догадаться, - делился в своей книге Георгий Артемьевич, - ночью оборудование снимают и продают городским жителям; мною было немедленно объявлено, что все здания я буду принимать совместно с комиссией; с воровством и хищениями было покончено».

Строительство института шло быстрыми темпами, в 1960 году сроки строительства были укорочены. Одновременно с производственными объектами велось возведение жилых и социально-бытовых зданий.

Особо трепетное внимание было уделено не только техническому строительству, но и строительству кадров института. Вот что писал Зедгенидзе: «Построить здания для института, как показывает практический опыт, гораздо проще, чем создать квалифицированный коллектив исследователей и обслуживающего персонала, преданных науке и влюблённых в свою специальность… Для создания научного коллектива нужен тщательный поиск молодых дарований, поиск ежечасный, ежедневный и настойчивый».

Основателем и первым директором радиологического института был Г.А. Зедгенидзе, он выбрал свою специальность, будучи студентом 6-ого курса, прослушав краткий курс рентгенологии: «Я убедился, что как рентгенодиагностика, так и рентгенотерапии с дозиметрией непосредственно связаны с техникой и сложной аппаратурой, требующими определённых знаний и умелого использования. Это как раз то, что мне было по душе». Военный врач, переживший блокаду Ленинграда «на посту», в своё был начальником кафедры рентгенологии и радиологии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, а потом возглавлял рентгенологическую службу ВМФ СССР. Следует отметить, что данные рентгенологических исследований во время Великой Отечественной войны стали основой для правильной первичной сортировки раненых и больных, а также для уверенного распознавания инородных тел и повреждений органов и костно-суставной системы огнестрельного происхождения.

Когда рентгенология в нашей стране только начинала развиваться, Зедгенидзе удалось выполнить ряд экспериментальных работ по детальному изучению биологического действия рентгеновых лучей на кожу, что позволило наметить важные практические рекомендации для лучевого лечения онкологии. Рентгенологические исследования тогда в основном производились по поводу аномалий развития, воспалительных и опухолевых заболеваний зубов и челюстей, прилежащих к ним отделов черепа, верхнечелюстных и лобных пазух.

В ту пору лучевая терапия злокачественных опухолей и воспалительных заболеваний всё ещё носила эмпирический характер – биологическое воздействие рентгеновского излучения на животный организм и его ткани было изучено мало. Более того, не было известно почти ничего о механизме действия «лучистой энергии» на патологически изменённые ткани, хотя в 1896 году учёный И.Р. Тарханов первым в мире сообщил о действии излучения на организм, а в 1906 году вышла работа Д.Ф. Решетилло «Лечение лучами Рентгена». «Работа врача-рентгенолога была сложной и в то же время увлекательной. Дело в том, что никаких учебников и руководств не существовало. Почти во всех лечебных учреждениях рентгенологическое исследование ограничивалось изготовлением снимков, а распознаванием патологических изменений на рентгенограмме, их интерпретацией занимались лечащие врачи. – Вспоминал Зедгенизде. – Это был период становления рентгенологии на научную основу и постепенный переход «рентгенофотографии» в клиническую рентгенодиагностику».

Зедгенидзе писал письма Сталину, пытаясь доказать острую необходимость ознакомления широких врачебных кругов и всех слоёв населения в целом с элементарными понятиями об атомном оружии и биологическом действии радиации и мерах защиты от него. Сталин прислал письмо обратно с карандашной припиской: «Зачем пугать народ? Придёт время, и все будут ознакомлены с необходимыми сведениями. И. Сталин».

Подход к пациенту Зедгенидзе Г.А. был обусловлен особо чутким и строгим воспитанием матери и закрепился после небольшого диалога на службе. Однажды профессор С. Гогитидзе, коллега Зедгенидзе, сказал:

- Прежде чем назначить больному лечение, подумайте, как бы вы его лечили, если бы он был вашим ближайшим родственником, братом или сестрой, отцом или матерью.

- Или как лечил бы себя! – добавил стоявший рядом врач Л. Зурабавшили, на что Гогитидзе отрезал:

- Нет и нет! Собственной жизнью вы можете распоряжаться как вам угодно, можете кончить жизнь самоубийством, а распоряжаться жизнью родственников или близких вам не дано.

«Я могу признаться, что всегда был строг и требователен к себе и ко всем сотрудникам, наказывал за проступки и поощрял за успехи, но всегда открыто и гласно; никогда не строил козни за чьей-то спиной; с гордостью могу сказать, что за все годы работы в институте на меня не было ни одной анонимки или открытой жалобы. - Делился воспоминаниями Зедгенидзе в своих мемуарах. – Говорят, что учёный силён своими учениками, а их у меня много – 57 докторов и 75 кандидатов, подавляющее большинство которых удалось подготовить в Ленинграде и Обнинске, где условия для творческого роста были наиболее благоприятными».

Институт даже предлагали назвать именем Г.А. Зедгенидзе, но идея не встретила особого энтузиазма у учёного: «При моей жизни это неосуществимо, а если назовёте так после моей смерти, то для меня это будет не ахти какое утешение».

Мощную базу Институту удалось создать при помощи талантливых научных работников, среди которых был и А.Ф. Цыб, о котором Зедгенидзе вспоминал: «Помню, как А.Ф. Цыб после окончания аспирантуры в институте хирургии им. А.В. Вишневского явился к нам в институт в качестве научного сотрудника. На мой вопрос, чем он хотел бы у нас заняться, он ответил: «Я занимался ангиографией, диссертацию защитил тоже по этой теме и хотел бы продолжать работу в этой области». Будет целесообразнее, если вы пойдёте работать ко мне в отдел рентгенологии начнёте разрабатывать новый раздел – лимфографию. Цыб согласился с моими доводами и начал довольно успешно заниматься экспериментальной и клинической лимфографией».

Более 30 лет Центр возглавлял Анатолий Фёдорович Цыб (годы жизни: 1934-2013), Заслуженный деятель науки РФ, д.м.н., профессор, академик РАМН, автор более 500 научных работ. Трудно преуменьшить значение личности в развитии Центра: под его руководством был проведены исследования в области ангиолимфологии, диагностической и терапевтической радиологии и радиационной эпидемиологии, осуществлены фундаментальные разработки и обобщения по рентгенологическому изучению структуры, функции и патологии лимфатической системы при различных заболеваниях, определена диагностическая значимость лучевых методов и обосновано их применение при различных злокачественных новообразованиях. Благодаря ему были созданы новые технологии диагностики и лечения опухолей.

А.Ф. Цыб внёс огромный вклад в ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС. При нём был создан Национальный радиационно-эпидемиологический регистр (государственная база данных граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, других радиационных аварий, ядерных испытаний, радиационных катастроф – прим. А.П.). В нём собрана информация о состоянии здоровья более 800 тысяч лиц, подвергшихся радиационному воздействию в нашей стране. Цыбом был разработан ряд профилактических, диагностических и лечебных мероприятий.

Доброй традицией стали посвящённые памяти академика «Цыбовские чтения» - международное ежегодное мероприятие, которое, объединяя мировых специалистов, поднимает актуальные вопросы онкологии и радиологии.

Кратко осветить результаты всех научных трудов и исследований Института достаточно затруднительно. В период 1963-1969 гг. уже были получены новые факты, касающиеся роли «фактора времени» в механизме биологического действия излучений на клеточном уровне, появилась возможность автоматического измерения электрических характеристик биологических объектов благодаря созданию быстродействующего устройства для измерения комплексного сопротивления на базе туннельного диода; был собран и обработан огромный материал по изучению радиочувствительности хромосом человека в разных возрастных группах, а также по частоте аномалий половых хромосом у больных с синдромом Дауна, родители которых подвергались профессиональному облучению; был получен ряд новых данных о патогенезе геморрагического синдрома; проведены анализы некоторых материалов нейтрон-активационным методом. Сотрудниками отдела радиоизотопной диагностики были разработаны: методика профильного сканирования, метод получения микроагрегатов РИЗА для сканирования печени и желудка, методика диагностики атеросклероза и тромбоза, методика сканирования почек, сердца, лёгких, селезёнки и желудка. И многое другое.

История института насчитывает десятки ярких имён в отечественной науке: А.А. Войткевич, К.С. Шадурский, Н.В. Лучник, В.П. Балуда, И.А. Ойвин, А.М. Поверенный, Н.И. Рябченко, А.Н. Деденков, Г.М. Обатуров, К.П. Кашкин, П.П. Филатов, П.А. Хачикян, В.Я. Дроздовский, Н.И. Юрченко, И.С. Амосов, М.Н. Фатеева, Р.И. Габуния, Е.Г. Матвеенко, Г.Д. Байсоголов, П.П. Фирсова, Б.М. Втюрин, М.В. Сенюков, М.С. Бардычев, Е.Ф. Лушников, Б.А. Бердов, А.Е. Саенко, Ю.Д. Скоропад, В.Ф. Черкасов, В.И. Корогодин и другие.

Институт является лидером в разработке и внедрении инновационных технологий оптимизации лучевой терапии злокачественных новообразований за счёт использования наиболее эффективных схем фракционирования дозы облучения во времени.

МРНЦ РАМН уделяет особое внимание сохранению репродуктивной функции онкологических больных в фертильном возрасте (известно, что лишь у небольшой части перенесших комбинированное лечение мужчин через несколько лет восстанавливаются показатели сперматогенеза, достаточные для зачатия, у остальных пациентов развивается бесплодие; у женщин преждевременно наступает менопауза). В рамках программы «Репродуктивное здоровье онкологических больных» проводится криоконсервация генетического материала до начала терапии онкозаболевания, проводится диагностика, благодаря которой супружеские пары, имеющие высокий риск передачи генетической патологии, могут родить здорового ребёнка.

Более 50 лет в МРНЦ им. А.Ф. Цыба постоянно ведутся работы по исследованию и внедрению новых технологий с учётом индивидуальных особенностей больных и радиологической безопасности лечебных процедур. Центр проводит академическую работу и в вузах других городов России, организует международную научную школу по

Новости

13/11/2019

В 2020 году исполняется 20 лет первому в стране «Кластеру медицинской, фармацевтической промышленности, радиационных технологий», который находится в Санкт-Петербурге. Это хороший повод подвести предварительные итоги работы и оценить его достижения. Фармацевтика является важнейшим сектором экономики, который на протяжении последних десяти лет показывает значительный экономический рост. Дмитрий Чагин в авторском материале расскажет об импортозамещении и о том, возможно ли дальнейшее развитие за счёт производства дженериков, 

11/11/2019УВЕЛИЧИТЬ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ВАКЦИНЫ ВТРОЕ!

Российские ученые исследовали на уровне клеточного иммунитета, как добавление адъюванта азоксимера бромида повышает иммуногенность вакцины против гриппа. Свои результаты авторы работы представили на Российско-китайском симпозиуме по инфекционным заболеваниям в Санкт-Петербурге.

07/11/2019ИННОВАЦИИ В ЕЖЕДНЕВНОЙ ПРАТИКЕ

Термин Data science вошел в употребление благодаря опубликованной в 2001 году монографии Уильяма Кливленда «Data science: действия по расширению области статистики». Автор обозначил множество аспектов деятельности дата-сайентистов, которые актуальны и сегодня. Почти за 100 лет работы Philips Research в портфеле интеллектуальной собственности Philips появилось около 76 тыс. патентов, 47 тыс. торговых марок и 91 тыс. прав на дизайн. В 2017 году филиал лаборатории появился и в России — в «Сколково». В настоящее время здесь ведутся исследования в таких направлениях, как обработка и извлечение информации из медицинских изображений и текстов, оптимизация процессов в отделении лучевой диагностики.

07/11/2019МИНОБОРОНЫ МОЖЕТ ДАТЬ ПРАВО РЕГИСТРИРОВАТЬ ПРЕПАРАТЫ ВОЕННОГО НАЗНАЧЕНИЯ

Министерство обороны может начать самостоятельно регистрировать лекарства для Вооружённых сил России